БЕНГАЛЬСКАЯ ПОРОДА КОШЕК

Статьи и информация о породе

Бенгал! Любовь с первого взгляда.

С.Пономарева
Использованы выдержки из статей Г.Вабишевич,
статей и личной переписки с Джин Милл.

Однажды, увидев кошку, сияющую на солнце как  золотая монета, со взглядом ночного хищника и мурлыкающую и играющую с владельцем, я была поражена тому, что такие не сочетаемые на первый взгляд качества, как дикий облик и нежный, преданный темперамент встретились в одном маленьком зверьке – бенгальской кошке. Самое удивительное, что имея большой фелинологический опыт и знание стандартов и тенденций развития данной породы я не могла поверить, что это конкретное животное настолько очарует меня. 5 месячный котенок играл и ласкался с очень серьезным видом, не замечая, что вокруг него собирается круг восторженных зрителей, зачарованных грацией и ловкостью малыша в леопардовой шубке.

Тут же вспомнились все легенды, рассказанные об этой породе домашних кошек – и о их агрессивности, злопамятности и непредсказуемости, и о сложности разведения из-за нестабильного генотипа… Но взгляд этих огромных выразительных глаз, шелковистость шкурки и необычный окрас, присущий большим диким  кошкам – гепардам и ягуарам,  заставил задуматься и узнать больше о бенгалах…

Несколько месяцев в Интернете, много часов общения по телефону с заводчиками разных стран – вот мой путь к  созданию питомника бенгалов.  Кто-то из заводчиков шел к этой породе более коротким путем – увидев  фото на сайте, или картинку в энциклопедии кошек… Но все бридеры соглашаются со мной в одном – началом пути к разведению бенгалов послужила именно Любовь с Первого Взгляда.

Сегодня бенгальские кошки завоевывают новых поклонников и все больше людей в мире желают видеть у себя дома «маленького леопардика»… И, несмотря на дороговизну высококлассных  производителей и некоторые сложности содержания племенных животных, регистрируются новые питомники, и на выставках появляются новые «звездочки» в леопардовой шкурке.

Как многим известно, история бенгалов восходит к случайному скрещиванию дикой  азиатской  кошки, правильно называемой «Бенгальская» или  «Леопардовая кошка» - (Prionailurus (Felis) bengalensis) с простым домашним котом черного окраса.  Владелец самки-леопарда по кличке «Малайзия» даже не подозревала о том, что ее питомица была беременна, пока не заметила явных признаков приближающихся родов. Оставленная в доме владельцем самка-гибрид, несмотря на предположения зоологов, оказалась плодовитой  и родила вполне жизнеспособного котенка от собственного папаши. Увы, первый опыт скрещивания леопардовых кошек в 1961 году завершился неудачно. Все гибриды погибли, а леопард Малайзия была передана в зоопарк…

Однако,  Джин Милл, автор этого смелого эксперимента не оставила своей идеи разводить гибридных кошек. И в 1980 связалась с работниками Университета Лома Линда, в котором производились исследования вируса кошачьей лейкемии, чтобы купить нескольких гибридных животных первого и второго поколения, рожденных от вязки бенгальского леопарда и домашних кошек. 

Здесь мне хочется процитировать несколько абзацев из статьи Джин Милл «Как все начиналось» - ведь лучше автора никто не поведает нам эту много раз откорректированную рассказчиками и прессой историю…

«…Профессор   Гордон Меридит пришёл в восторг от того, что появилась возможность пристроить некоторых котят F1 (первого поколения), которых произвели домашние кошки в процессе изучения кошачьей лейкемии в Университете  Лома Линда. Он искал хозяев для кошек F1, после того как у них забрали кровь для исследований. Он отдал мне Liquid Amber (3/4 ALC), Favie, Shy Sister, и Doughnuts, всех домашних любимцев своей семьи. Две из его леопардиков самок - ALC (Азиатский Леопардовый Кот)  мне достались также.

Гордон сам получил часть животных из небольшого зоопарка в пустыне Мохави, но не смог завершить работу - свалился в больницу с раком в 1980. Он просил Билла (мужа Джин, прим.переводчика) пристроить кошек. Билл и я спасли еще пятерых из первоначальных гибридов Гордона (теперь взрослых), которых я назвала Praline, Pennybank, Rorschach (древесный уголь), Raisin Sunday (у неё был леопардовый окрас, но  белые пятна на морде, лапах и нижней части тела), и Wine Vinegar (которая сожрала свой единственный помёт). Гордон повязал их с абиссинским котом и получил некоторые гибриды F2. Я уже знала, насколько трудно получать F2 от самок F1. Преодолев собственный заводной темперамент и стеснённая в условиях, я их все же не взяла.

К сожалению, записи Гордона были утеряны, но перед смертью он описал мне своих котов и всё, что смог вспомнить об их истории. Теперь все заботы упали на меня… Как обеспечить условия моим новым животным? Как подбирать пары для скрещивания, чтобы получить здоровое потомство, чтобы создать новую породу домашних кошек с обликом леопардика? Но кто из породистых животных бы мог соответствовать? Чьи гены можно было использовать без вреда? Может доминирующие окрасы? Может ослабленные? Думалось, в мою новую линию было бы не правильно вводить генетически ослабленные инбридингом  крови традиционных пород.

Где бы я не была, везде искала подходящих  кошек. Так, во время поездки в Индию в 1982г. хранитель зоопарка в Нью-Дели подвёл нас к маленькому навесу, чтобы показать едва видного под большим носорогом маленького бесхвостого домашнего котёнка с восхитительными пятнами. Служитель в чалме настаивал, что котёнок изначально имел хвост, но поскольку носороги подслеповаты и тяжеловесны, хвост был раздавлен. Котёнок прибыл со мной в аэропорт Лос-Анджелеса в коробке красного дерева от хранителя зоопарка с надписью «Сказано быть домашним котом» и крошечными отверстиями для воздуха. За несколько дней до того мы мельком увидели его пол, к счастью, мужской. Я очень волновалась, вдруг он будет генетически бесхвостым, но Millwood Tory of Delhi никогда не имел безхвостых котят.

«Тори из Дели» абсолютно соответствовал тому, что мне было необходимо для моих кошек F1, со своими маленькими тёмно-коричневыми четкими пятнами, которые покрывали густую сияющую золотисто-оранжевую шерсть, какую я никогда не видела у других домашних кошек. Поскольку он не имел родословной, CFA зарегистрировала его как переходный вариант к Мау. Я предлагала его для вязок заводчикам Оцикетов и заводчикам Мау, которые нуждались в улучшении пятнистых окрасов. Но владельцам Оцикетов не нужна была его непроверенная кровь, а большая часть заводчиков Мау злобно сражались, чтобы выгнать меня вместе с ним и моими экспериментами из «их породы». Однако, некоторые дальновидные заводчики Египетского Мау все же использовали его великолепные свежие гены «Индийского Мау», чтобы улучшить относительно слабые, заинбридированные, скудные малоплодные линии Египетского Мау того времени.

Тем временем мне необходимо было планировать пары для следующей генерации ауткроссов, но не было никакой гарантии, что какие-нибудь гибридные коты-самцы будут плодовиты. Так же я нуждалась в кошках- кормилицах, чтобы поднять моих драгоценных гибридных котят, как это делали гималайцы в 1960-х. Я не хотела заполнять мир нежелательными дурными котятами и поэтому приобрела ещё несколько домашних кошек в Индии, чтобы иметь восхитительных малышей Индийского Мау, которые одновременно были няньками для моих гибридов. Распространились слухи, что я приливаю кровь диких кошек к Египетским Мау. Говорили, будто я называю и регистрирую драгоценные гибриды обычными Мау!! И в 1985 антагонисты убедили CFA отвергнуть «Бенгалов как породу» и отказаться регистрировать мои линии домашних Индийских Мау. В конечном счёте мои Мау все же были восстановлены и те линии активно используются в современных Мау, но ущерб моей репутации нанесён был очень большой…


Kabuki

Я была в замешательстве, когда выгоняли моих Мау, но была глубоко убеждена, что красота победит; что здоровые гены и контрастные пятна Дели помогут породе Мау, и что захватывающие дух Бенгалы отодвинут в тень все другие пятнистые породы (чего и боялись их заводчики, затевая интриги и политические игры). Наиболее дальновидные владельцы Оцикетов (в особенности владельцы питомника Gogees) приобретали моих ценных племенных гибридов. Другие до сих пор вступают в перепалку. Как бы то ни было, я покинула CFA и стала регистрировать моих котов в TICA.

Котят генераций F2 и F3 было мало, и появлялись они редко. Через два дня после рождества в 1983 родился Destiny от Delhi и Praline, и мы с 40 гостями во дворе праздновали крестины, когда ему было 12 недель! Я тогда не знала, что он мог быть бесплодным, и даже теперь рада, что он произвёл несколько помётов до того как оставил нас. Он имел всего 25% крови ALC и был первым на весь мир великолепным плодовитым котом B2T!! В апреле 1986 он и Polyspot (B2T) приподнесли всем сюрприз, произведя странного котёнка с искрящейся золотой шерстью без обычного тикинга. От Silk 'n Cinders у меня захватывало дыхание. У него была замечательная сияющая шерсть и пронзительно-зелёные глаза от Delhi и крупные тёмные пятна на шкуре от диких предков. Он взволновал меня до крайности! Месяцем позже Destiny и Praline произвели такого же золотисто искрящегося котика, и Aries стал базовым котом в Lionsmountain…»

Как бы то ни было, несмотря на сложности, «политические» течения, сплетни и пересуды, красота бенгальских кошек покоряла мир. На шоу стекались посетители, задавая единственный вопрос «Где бенгалы?». Фото пятнистых красавцев начали украшать журналы о кошках, рекламные плакаты выставок, все больше энтузиастов подключались к племенной программе Джинн Милл.

С каждым годом больше и больше интересного открывали для себя заводчики бенгалов – сочетание «диких» генов и генотипа домашней кошки преподносило массу удивительных подарков. Характерный только этой породе необычный блеск (глиттер или шайнинг), отсутствие тикинга (зонарного окрашивания волоса при генотипе агути), горизонтальное расположение рисунка у пятнистых, и мраморных животных, появление стабильно наследуемых «розетчатых» окрасов, контраст почти белых животов и оранжево-золотых спинок  - еще не полный перечень подарков, которые фелинологии нашли и находят в бенгальской породе.

Сложный темперамент гибридов первых поколений полностью размылся в последующих генерациях, а нужные бридерам гены удалось сохранить и закрепить.


Millwood Penny Ante

А пока, мне хотелось бы вернуться к рассказу Джин Милл.

«…История бенгальской породы – история взлетов и падений, слез и оваций…
Наша, людей, жизнь тянется через борьбу к целям. Томаса Джефферсона, Билла Гейтса, Мартина Лютера Кинга, братьев Райт вели не деньги, ни воззвания, не «место в истории», а, скорее, мечта представить миру что-то новое, неизмеримо ценное. Наиболее успешные приглашали других следовать своей мечте и создавали нечто вместе, разделяя волнения и неудачи.

Порода будет улучшаться и процветать так долго, сколько мы - заводчики бенгалов, будем разделять наши взгляды и успехи друг с другом без зависти, эгоизма или недоверия, чтобы мы могли разделить радость и восторг творчества, передающиеся и от человека к человеку. Кто такое может сделать в одиночку?

Красота всегда одерживает победу, будь она чувственной, интеллектуальной, научной, математической или моральной. Истинная красота в конечном счёте побеждает самых непреклонных критиков, хотя иногда на это требуются годы, десятилетия или столетия. Дарвин не боялся, что его не поймут, он просто написал книгу и позволил оппонентам делать из себя дураков, высмеивая его. Терпение и время - самое эффективное оружие против критиканов, которые могут быть законодателями, экспертами или теми, кто на наших кошек навешивает ярлыки порочных и опасных. Я  верю, однажды те же самые люди купят бенгалов для своих внуков!

Старание, терпение и кропотливая работа многих из наших заводчиков-подвижников, привели к освобождению кошек от большей части генетического хлама, и при возвращении их опять на базовых животных желательные гены ALC позволят усилить их красоту почти до совершенства…»

Однако, на пути проб и ошибок встречались и приятные неожиданности. Так как для подмесов использовалось большое количество породистых и беспородных кошек, то и генотип бенгалов стал очень многообразен и принес с собой прекрасное здоровье и стабильную психику. Многие первые заводчики имели неудачные результаты в помётах: сплошные окрасы, осветление и шоколадные окрасы, абиссинский тикинг, длинную шерсть, вертикальные полосы, неинтересный тип и др.  Кровь Египетских Мау привнесла много лишнего. В других линиях бенгалов  - Бурма, Британские короткошёрстные, Абиссинцы, Оцикеты и простые домашние кошки оставили свой след – у всех есть свои недостатки. Однако, помимо поддающихся коррекции недостатков, бридеры закрепили и некоторые несвойственные исходному материалу признаки.

Наиболее логичным из них оказалось появление мраморного окраса, носителями которого были большинство породистых и беспородных партнеров ALC. При встрече с генами леопардовых кошек мраморный рисунок значительно видоизменился – расположение полос и разводов стало горизонтальным, а сами мраморные разводы, стали двуцветными, а иногда и многоцветными, заключая внутри необычные, напоминающие наскальную живопись древних, рисунки и линии. Даже название этому окрасу пришлось придумывать особенное – теперь бенгальский мраморный окрас называют «марблом». Кстати, характерный для большинства пород мрамор с отметинами на боках по типу «бычий глаз» - основа для отказа в титуле для выставочных кошек бенгальской породы...

При встрече с бенгальской генетикой существенно видоизменился и «сиамский»  окрас. Светлый корпус украсился призрачными розетчатыми, пятнистыми или марбл рисунками, которые с возрастом становились все более нарядными и многоцветными. Голубые глаза колор-пойнтов, наложившись на генотип интенсивно-зеленых или синевато-оливковых глаз гибридных бенгальских кошек превратились в кобальтово-синие, заглядывающие прямо в душу очи… А сияющая и переливающая шерсть дополнила окрасы сиамской серии особенным внутренним светом. Окрасы акромеланической серии в бенгальской породе получили названия «снежных». Минк, сепия и колор-пойнт (споттед и марбл) уже давно признаны во всех крупных мировых кошачьих ассоциациях…

Доминантные биколорные окрасы и белые отметиты с наследуемой природой всегда считались браком окраса, поэтому они до сих пор дают о себе вспомнить, появляясь в потомстве животных с 8-10 коленным происхождением. И если это вошло в породу от домашних кошек с неизвестным происхождением, то уникальный тип окраса, когда яркие браун-табби имеют лавандово-розовые подушечки лап, привнесен от леопардовых предков. Сегодня некоторые заводчики борются за признание этого типа окраса в породе, приводя аргументом именно необходимость сохранить уникальный подарок природы. Оказалось, что примерно 70% одомашненных и зарегистрированных в бенгальском бридинге ALC имеют розовые подушки лап!  Однако сегодня стандарт позволяет только угольно-черные подушечки лапок…

Еще один «признак дикости» - почти  белый животик и нижняя часть тела, контрастирующие с золотисто-коричневой спинкой. У табби окрасов разных пород «дикое пятно» распространено на обводки глаз и мордочку, подбородок, наружную сторону ушек. У диких больших и малых кошек эти отметины высветлены до полного обесцвечивания, а пузико и нижняя сторона лап и живота белые с контрастными мелкими табби-пятнами. Этот сложно сохраняемый полигенный признак табби окраса сильно выражен у гибридов первых поколений, но в дальнейшем размывается при коррекции тона окраса и работы над типом. Белый животик смотрится крайне эффектно, но важно помнить, что только добившись стабильного типа и корректного рисунка можно уделять внимание этому признаку.

Для многих бенгаловодов стало достаточно закономерным признание окрасов серебристой серии – розетчатых, пятнистых, марбл, а также их снежных вариаций. Исторически сложилось, что использование в качестве партнеров серебристых ASH (Американских короткошерстных) кошек позволило получить очень широкий спектр золотисто-желтых и красновато-цинамоновых   браунов уже в первых поколениях. Потомки таких вязок отлично выставлялись и с удовольствием приобретались селекционерами. Использование серебристых племенных животных ведущими питомниками заставили многих начинающих обратить внимание на  эти окрасы.  К моменту признания «серебра» в чемпионских классах этот окрас был  повсеместно популярен и большинство линий победителей породы в TICA восходили к сильверу. Однако высокие требования  к  серебристой серии заставляют более серьезно подходить к разведению. Именно поэтому найти высочайшего выставочного качества серебряных животных очень сложно – руфизмы, украшающие окрасы браун-серии значительно «пачкают» буростью окрас у серебра. И, хотя многие заводчики относятся к руфизму как к необходимому украшению окраса, тенденция на «чистое серебро» весьма заметна. Период линьки  - более длительный, а украшающий золотистых кошек глиттер часто смывает контраст рисунков на серебре... Поэтому из-за страха потери контрастности заводчики начали работать с так называемым «холодным брауном». Эта практика не принесла серьезной удачи – потерялись насыщенного цвета глаз, контраст пятен, тон сильвера также стал «пыльным».

Хотелось бы отметить еще один мало распространенный подарок леопардовой родни бенгалам – так называемый «угольный» (charcoal brown) окрас.  Этот рецессивно наследуемый дефект гена А (Агути, agouty), при котором  зонарные коричневые полоски на волосе почти обесцвечены, а нижняя часть волоса серого тона. Этакий демонический образ мало привлекал любителей традиционных коричневых окрасов. В то же время в сочетании с геном-ингибитором меланина, формирующим серебристый окрас, «уголь» сформировал контрастный, насыщенный сильвер-окрас, на котором прекрасно смотрится атласный тип шайнинга.

Об окрасах можно говорить часами – количество типов рисунков в бенгальской породе неисчислимо. Кому-то нравится мелко-крапчатый пятнистый табби, кто-то культивирует пятна-«дротики» или «капельки», розетки, напоминающие отпечаток лапы зверя,  круглые замкнутые двуцветные или многогранные многоцветные розетки с внутренней прорисовкой, или пятна в форме «картофелин», формирующие несколько горизонтальных рядов…

Перечислять и рассматривать эти окрасы не устанет ни один поклонник породы. А вот ответить на вопрос:  «Какой тип рисунка предпочтительнее?», - не может даже автор породы. Джин Милл рекомендует работать над типом и контрастностью окраса, поддерживая горизонтальное размещение отметин. При этом в своей племенной программе она старается избавиться от рецессивной генетики по окрасу солид, марбл и снег. Джин уверена, что для того, чтобы добиться в чем-то успеха, нельзя распылять свои силы, а нужно идти к цели по прямой, работая совместно с друзьями-единомышленниками, что еще более важно. «Если заводчики будут лучше знать друг друга и смогут делиться родословными и новостями, Бенгальская порода сможет прогрессировать и впредь», - такое напутствие дает российским бридерам автор породы, уже 30 лет курирующий и продвигающий любимую породу во всем мире.

Благодаря входу Интернета в наши дома, заводчики могут общаться независимо от страны обитания и языковых проблем. Создано несколько крупных виртуальных породных объединений, в том числе и в России, множество монопородных клубов. И тенденция создания новых объединений вселяет веру в то, что бенгальская порода будет прогрессировать и развиваться семимильными шагами.

К сожалению, в России мы имеем мало фелинологического опыта – когда в мире уже давно были написаны стандарты и изучена основная генетика, жители СССР только начали перестраивать в себе отношение к кошке как к «пользовательному» животному. Люди с трудом, но начинали воспринимать кошек как предмет роскоши и дорогое хобби, а не прикладное орудие для охраны жилья от грызунов. Поэтому сейчас подрастающая «российская фелинология» вынуждена догонять мировую «тезку», переживая присущие старшему родственнику пережитки и предрассудки.

Один из таких предрассудков – миф об агрессивности бенгальских кошек. Что легло в его основу? Недостаток информации и литературы?  Любовь русских людей к преувеличению услышанного и увиденного? Воспоминание о визите в СССР французского заводчика бенгалов Филиппа Пеннетье с питомцами 2 и 3 генерации? Очень нарядных, но эмоциональных гибридов, кусающих собственного владельца помнят многие участники той самой выставки в кинотеатре «Заречье» весной 1997 года… Пресса, естественно, помогла слухам о «злобных бенгальских кошках» пойти «в массы»… А «массы» всегда любят пересказывать и преувеличивать страшные истории.

И хотя «Лючия» (F2) Филиппа своим поведением несколько отпугнула потенциальных заводчиков, она сумела произвести впечатление своей экзотической красотой. И вскоре в столице появились два питомника бенгальских кошек в клубах «Москва» и «Фелина». Стоит назвать клички первых, привезенных в Россию, производителей: Bengalhut Bambi , Gastonia Tanger , Millwood Tarzan и Millwood Sabrina .

Двух последних подбирала сама Джейн Милл для питомника «Caesarion». Владелец этих кошек – эксперт и опытный заводчик Елизавета Кулова, президент клуба «Фелина», была замечательным человеком, прекрасным экспертом и настоящим энтузиастом породы. Именно у нее многие из  нас учились работать с бенгалами, да и другими кошками. К сожалению, 6 марта 2005 года она трагически погибла. Но, хочется надеяться, что часть животных из заложенных ею линий будут оставаться в разведении и смогут сохранить присущие именно им интересные признаки.

О судьбе первых российских бенгалов - Bengalhut Bambi (вл.Елена Калинина) и Gastonia Tanger (вл.Валентина Курбацкая) после последней публикации 2001 года в журнале «Друг» мало что известно. Несколько пометов было зарегистрировано в клубах «Москва», «ЮМЕК-Алиса» (старое название «Алиса-Бест»), «Абориген». После смерти В.Кульбацкой часть животных уехало на Украину, а часть отдана далеким от фелинологии людям…

Gastonia Tanger c В.Кульбацкой

 

Bengalhut Bambi

Одними из первых в регионах поддержали бенгальскую породу Эльвира Лунёва из Самары и Лилия Грабовецкая из Саратова. Начинали и многие другие, но в те времена порода была не раскручена, производителей было мало. Согласитесь, не каждый был готов тогда, да и сейчас, потратить минимум $2500 на хорошего импортированного зверя. Но представители линий первых российских бенгальских кошек существуют и продолжают участвовать в разведении.

Первые серебристые бенгалы России - импорт из Америки, питомник O`Bobtor - Kirill и Silver of Glame shine

первые животные Эльвиры Луневой (Самара)

 

В Санкт-Петербурге первые бенгалы появились в 2001 году, летом. Три кошки приехали из Московского клуба «Фелина» от Куловой - Forest Nimph, Caesarion'sJasmin и Jolie. Кота Shago of Mill's Road приобрели для питомника «Марцелл» в Германии. Через год в том же питомнике купили кошку Shiva of Mill's Road…

Caesarion`s Jolie
Shiva of Mill ' s Road

Shago of Mill ' s Road

Первым советским и российским бридерам было нелегко – породу не знали, окружали историями-страшилками, поэтому много животных оказалось потеряно для бридинга. Но их усилия не потеряны даром – сегодня в России бенгалов уже нельзя назвать самой редкой породой. Современные российские бенгальские кошки представлены полной гаммой окрасов – как в золотой, так и в серебристой и снежной гамме. Много новых племенных линий ввозится ежегодно и много интересных планов строится заводчиками.

На помощь заводчикам пришла МОДА. Но, оказалось, что мода на живых существ – страшная и ужасная сила.  Одна из самых неизученных и сложных в разведении и содержании пород привлекла множество мошенников и коммерсантов-размноженцев. Высокая цена на котят бенгальцев обусловлена необходимостью содержать обильно метящих территорию племенных животных (как котов, так и кошек) в специально оборудованных помещениях, гарантирующих достаточно места. Иначе – драки за территорию, недостаток общения, ведущий к срывам психики у котят, и к гиперсексуальности у взрослых…А если еще вспомнить о высокой цене исходного племенного материала…

 Но коммерсантов это не напугало, и, как следствие, мы имеем поставленное на поток размножение второсортных котят, которые, не успев расстаться с запертыми в клетках родителями, перекочевывают в клетки зоомагазинов – в возрасте 5-6 недель… Как следствие – обманутые покупатели, потратившие двойную относительно питомниковой цену и не получившими достойного качества «товара». И если их ЗА(?)неопытность и расточительность можно только пожалеть, то имеющие родословные и допущенные в разведение  котята с запрещенными окрасами, браком и некорректной психикой еще долго будут напоминать Об этой прихоти «моды на друзей»… Как напутствие начинающим бенгаловодам хочется напомнить – уровень работы питомника характеризуют только выставочные успехи его питомцев и их потомков, а не громкие слова и умение самовосхваляться заводчика. Чтобы приобрести домашнего питомца, достаточно приобрести нарядного, здорового, психически устойчивого – выращенного с любовью малыша.  Но если вы хотите заниматься разведением, торопливость в выборе производителей – плохой помощник…

К счастью, много Настоящих заводчиков привыкли заглядывать в завтрашний день и очень серьезны и аккуратны в своей работе с породой и выбору людей, которым могут доверить животное с племенными правами. И, благодаря их энтузиазму, великолепный «зверек в леопардовой шубке» будет приносить огромную радость и счастье заводчикам, владельцем бенгалов-любимцев (которые после кастрации  абсолютно безпроблемны в содержании) и просто поклонникам породы и посетителям кошачьих шоу.

Но, как истинный поклонник бенгалов хочу предупредить вас – одного бенгала в доме всегда мало… Ведь «бенгаломания» – это продолжение истории любви с первого взгляда…

 

До встречи на выставке!

Светлана Пономарева (питомник Russicats)

 

Назад