g
 

English version


На главную страницу
Наши новости
О питомнике
О породе
Котики
Кошечки
Котята
Фотогалерея
Наши планы
Гостевая книга


Назад

MILESTONES @ MILLWOOD

История бенгальской породы от
её оновательницы Джейн Милл
 

Публикуется на русском языке впервые!


Первые коты-основатели из МIllwood могут быть вам интересны,т.к.они есть во многих родословных и именно они задавали направление развития породы в певые годы. Наш ранний стандарт базировался именно на внешнем облике и генетическом коде этих котов. История Millwood начинается на Факультете Генетики в Дэвисе в 1946 г., где в курсовой работе я предложила скрестить популярную персидскую породу кошек с новой сиамской, чтобы получилась кошка - «панда». Мой профессор посмеялся, поскольку ожидал коммерчески более выгодную и практически выполнимую задачу, например, на тему гибридного зерна или рогатого скота. Позже, будучи уже замужем на ранчо в Юме, следуя своей мечте я была в числе первых создателей гималайской породы (персов в окрасе колор-пойнт/-прим.перев.). В марте 1965 г. я подала в правление ACFA штата Техас «представление» о том чтобы породу признали, но в правлении была половина персидских заводчиков, другая половина – сиамских, и те и другие были против гибридов! Тогда гималайцы проиграли, но надо было двигаться дальше.


Мы все можем благодарить мою прекрасную кошку ALC Малайзию /"Malaysia"/, импортированную из SE Азии в 1961, за её любовь к чёрному короткошёрстному домашнему коту. Её дочь КинКин /KinKin/, на цветной фотографии - в правом верхнем углу, стала волнующим сюрпризом, поскольку мне не был известен кто-либо ещё проводивший подобные исследования. У меня не было даже подозрений, что Малайзия беременна! Смертельно-избиваемый папаша - кот был для его же спасения удалён от Малайзии через дно её гнезда-картонной коробки, а ещё влажную КинКин заботливо подложили к новорожденным гималайским котятам. Она с младенчества понимала, что она другая. Она спала несколько поодаль от малышей-гималайцев, по другому играла, когда они становились старше, и выглядела и кричала совершенно иначе. Она редко участвовала в общих играх котят, но забиралась на ручку дивана и прыгала на них сверху, затем повторяла атаку и нападала снова. Она предпочитала есть в одиночку, рычала и отгоняла всех от своей добычи или утаскивала лакомный кусочек в укромный уголок. Позже она наводила туалет в комоде, спала на высоких местах, презирала других кошек, но со мной была нежна и любила меня.

Исследователи из Университета в Корнелл, с которыми я общалась, не верили в успех, но всё же дали небольшую надежду, что она сможет вязаться и забеременеть. Ко всеобщему удивлению, когда её повязали со своим папашей (другого подходящего кота не было), она произвела на свет однотонную чёрную кошечку (маленькую пантеру?) с отвратительным характером и славного пятнистого мальчика. Я мечтала поселить его с 50 домашними кошками и рождении сотен подобных ему маленьких леопардов, чтобы дать начало новой породе. Увы, он погиб, упав с полки на бетон, прежде, чем я смогла узнать, что самцы F2 бесплодны. Это была первая из рвущих душу трагедий, которые мучали нас в начале. Его чёрная сестра произвела котёнка, но съела его двух дней от роду. Когда мой муж Боб Сагден умер, я отдала Малайзию в зоопарк Сан-Диего, и уехала жить в квартиру в Южной Калифорнии. Там КинКин и Пантеретта подхватили пневмонию (тогда от этого не существовало вакцины) и умерли. Таким образом пришел к концу мой первоначальный проект.


---НОВЫЙ СТАРТ---



1980 г. не смотря на свою аллергию Боб Милл согласился на возобновление моего проекта на заросшем деревьями заднем дворе, «так далекотобы ни из одного окна я ни клеток не видел, ни запаха кошек ни чуствовал!». Чтобы получить другую самку ALC, я связалась с работником Калифорнийского акванариума капитаном Зобелем, который познакомил меня с доктором Уиллардом Синтерволлом в Риверсайд. Билл пришёл в восторг от того, что появилась возможность пристроить некоторых котят F1, которых произвели домашние кошки в процессе изучения кошачьей лейкемии в Университете в Лома Линда. Он искал хозяев для кошек F1, после того как у них забрали кровь для исследований. Он отдал мне Liquid Amber (3/4 ALC), Favie (для Favourite), Shy Sister, и Doughnuts, всех домашних любимцев своей семьи. Две из его ALC – на фото слева сверху.

Гордон Меридит ранее получил часть из животных Билла для своего небольшого зоопарка в пустыне Мохави, но свалился в больницу с раком в 1980. Он просил Билла пристроить кошек. Билл и я спасли пятерых из первоначальных гибридов Билла (теперь взрослых), которых я назвала Praline, Pennybank, Rorschach (древесный уголь), Raisin Sunday (у неё были леопардовый окрас, но и белые пятна на морде, лапах и нижней части тела), и Wine Vinegar (которая сожрала свой единственный помёт). Гордон повязал их с абиссинским котом и получил некоторые гибриды F2, но я не знаю насколько трудно получать F2 от самок F1. Преодолев заводной темперамент и стеснённая в условиях я их не взяла. Записи Гордона были утеряны, но перед смертью он описал мне своих котов и всё, что смог вспомнить об их истории. Теперь это упало на меня, как обеспечить их соответствующими парами, если мы собирались выводить новую породу домашних кошек. Но кто бы мог соответствовать? Чьи гены можно было использовать? Может доминирующие? Может ослабленные? Думалось, в мою новую линию было бы не правильно вводить генетически ослабленные крови традиционных пород Мау, Бурма, Британская короткошёрстная, Абиссинская и других.

Во время поездки в Индию в 1982г. хранитель зоопарка в Нью-Дели подвёл нас к маленькому навесу, чтобы показать едва видного под больным носорогом маленького бесхвостого домашнего котёнка с восхитительными пятнами. Служитель в чалме настаивал, что котёнок изначально имел хвост, но поскольку носороги подслеповаты и тяжеловесны, хвост был раздавлен. Котёнок прибыл в аэропорт Лос-Анджелеса в коробке красного дерева от хранителя зоопарка с надписью «сказано быть домашним котом» под крошечными отверстиями для воздуха. За несколько дней до того мы мельком увидели его пол, к счастью, мужской. Я очень волновалась, вдруг он будет генетически бесхвостым, но Millwood Tory of Delhi никогда не имел безхвостых котят.


Delhi - слева, справа его "жены"-
Millwood Praline, Millwood Pennybank, и Millwood Rorschach

Он абсолютно соответствовал тому, что мне было необходимо для моих кошек F1, со своими маленькими тёмно-коричневыми отдельными пятнами, которые покрывали густую сияющую золотисто-оранжевую шерсть, какую я никогда не видела у домашних кошек. Поскольку он не имел родословной, CFA зарегистрировала его как переходный вариант от ACA к Мау. Я предлагала его для вязок и заводчикам Оцикетов и заводчикам Мау, которые нуждались в улучшении пятнистых окрасов. Но владельцам Оцикетов не нужна была его кровь, а большая часть заводчиков Мау злобно сражались, чтобы выгнать меня вместе с ним. Однако, немногие дальновидные заводчики Египетского Мау приветствовали его великолепные свежие гены «Индийского Мау», чтобы улучшить относительно слабые, заинбредированные, скудные малоплодные линии Египетского Мау.

Тем временем мне необходимо было планировать пары для следующей генерации ауткроссов, но не было никакой гарантии, что какие- нибудь гибридные коты будут плодовиты. Так же я нуждалась в кошках- кормилицах, чтобы поднять моих драгоценных гибридных котят, как это делали гималайцы в 1960-х. Я не хотела заполнять мир нежелательными дурными котятами и поэтому приобрела ещё несколько домашних кошек в Индии, чтобы иметь восхитительных малышей Индийского Мау, которые одновременно были няньками для моих гибридов. Распространились слухи, что я приливаю кровь диких к Мау (как будто я называю драгоценные гибриды обычными Мау!!) и в 1985 антагонисты убедили CFA отвергнуть Бенгалов и отказаться регистрировать мои линии домашних Индийских Мау. В конечном счёте мои Мау все были восстановлены и линии активно используются в современных Мау, но ущерб моей репутации нанесён был очень большой.

Я была в замешательстве, когда выгоняли моих Мау, но была глубоко убеждена, что красота победит; что здоровые гены и контрастные пятна Delhi помогут породе Мау, и что захватывающие дух Бенгалы отодвинут в тень все другие пятнистые породы (чего и боялись их заводчики). Наиболее дальновидные владельцы Оцикетов (в особенности Gogees) приобретали моих ценных племенных гибридов. Другие до сих пор вступают в перепалку.

Котят генераций F2 и F3 было мало и появлялись они редко. Через два дня после рождества в 1983 родился Destiny от Delhi и Praline, и мы с 40 гостями во дворе праздновали крестины, когда ему было 12 недель! Я тогда не знала, что он мог быть бесплодным, и даже теперь рада, что он произвёл несколько помётов до того как оставил нас. Он имел всего 25% крови ALC и был первым на весь мир великолепным плодовитым котом B2T!! В апреле 1986 он и Polyspot (B2T) всем приподнесли сюрприз, произведя странного котёнка с искрящейся золотой шерстью без обычного тикинга. От Silk 'n Cinders у меня захватывало дыхание. У него была замечательная сияющая шерсть и пронзительно-зелёные глаза от Delhi и крупные тёмные пятна на шкуре. Он взволновал меня до крайности! Месяцем позже Destiny и Praline произвели такого же золотисто искрящегося котика, и Aries стал базовым котом в Lionsmountain. Позднее в Gogees тоже появились котята по линиям Millwood от Cinders.

Позже в 1986 появилась моя любимая Penny Ante, B2T, которая захватывала все выставки. Можно действительно считать Penny «основательницей породы». Она не только более всего напоминала «маленького леопарда», чем все гибриды того времени, но была дружелюбной и побывала на 27 выставках кошек, мгновенно становясь знаменитостью. Она мурлыкала судьям, давалась в руки детям, и по королевски разваливалась в клетке, восхищая посетителей. СМИ использовали её фото от Chanon для рекламы выставок от Сиэтла до Дюссельдорфа и Парижа. Посетители ещё в дверях спрашивали «Где Бенгал?» и выстраивались в пять очередей целый день, чтобы увидеть её, забивая проходы и задавая вопросы.

Я раздала 4000 иллюстрированных брошюр (по 50 центов каждая) с информацией и сорвала голос, отвечая на вопрос «О! Что это за кот!!??» Запись на моих котят была на двух листах, но я имела приблизительно семь иногда успешно размножающихся кошек и срывающие планы проблемы с мужской плодовитостью, делающей из девочек 'miss'. Это были горячие, крайне напряжённые, великолепные, дорогие и одержимые дни. Я покупала авиабилеты для представителей, чтобы попасть на важные встречи, основала Бенгальский Бюлеттень, чтобы организовать заводчиков, написала стандарт, давала званые обеды после субботней выставки для судей и экспонентов, выставлявших бенгалов, написала бесчисленные статьи для журналов, приглашала СМИ фотографировать моих кошек и говорила по телефону, что случалось по тысяче раз за день. Мои постоянные критики пугали законодателей природоохраны, пробовали вынудить TICA в 1985г. запретить бенгалов, настаивая на том, чтобы в ауткроссах использовались только традиционные Мау, и отнимали мои силы. Но постепенно моя порода подкупила сомневающихся, и терпеливо с огромным усилием на всех направлениях расцветала и взволновала нас всех…не меньше, чем меня!


В 1987- другой сюрприз! Cinders и Torchbearer произвели нового удивительного котёнка. Она была эффектной маленькой леди с особенно мягкой шерстью кремового цвета и уникальным рисунком в горошек. На Incat- шоу в Мадисон Скуэр Гарден и по всей стране она стала сенсацией!! Судьи были сражены её красотой и возле моих клеток толпились люди. Наиболее похожий на неё, но имевший ещё более интересные пятна, её кузен Jungle Echo. В свой первый стандарт я не собиралась включать что-либо кроме пятнистого окраса, но «пользующийся спросом» мраморный рисунок добавился благодаря подобной драгоценному камню Painted Desert и Emberglow. Их потомки в конечном счёте и выделили ген 'outlining' /контур/ и горизонтально струящийся рисунок, от которых впоследствии были получены в Миллвуде самые первые розетки, наиболее проявившиеся в потомстве Cloud Nine. Art Nouveau и Desert стали родителями Jigsaw Puzzle, который (с ALC Kabuki) произвёл Mirror Mirror и в конце концов с Сrystal –помёт с богатыми розетками.

Aries
вернулся сюда на несколько месяцев и стал отцом нескольких удачных сыновей, наиболее плодовитым из которых был Rave Review . Rave уже есть в самых современных родословных кошек SBT, если заглянуть достаточно далеко. Он объехал всю страну ещё котёнком, но и повзрослев бросал вызов другим котам на выставках. Заводчики, имевшие базавых бенгальских кошек, не могли отправлять их к котам, поэтому вместо шоу-карьеры Rave стал моим первым «гастролирующим» котом. Очень плодовитый и активный он побывал в питомниках по всей стране, оставляя после себя восхитительных котят. Он слезал с полок или забирался высокотобы влезть в любую предложенную открытую переноску в надежде куда-нибудь съездить. Все эти ранние коты выглядели раздражающе домашними, поскольку выглядевшие более дико были бесплодны или вроде этого. Стоило стольких лет безрезультатного труда по выращиванию маленьких самцов, чтобы понять это. Но казалось более мудрым использовать Бенгалов, которые выглядели как домашние, чтобы держать линии породы как возможно более чистыми, чем снова делать полный ауткросс домашних, как делали многие новые заводчики. Эти оригинальные линии Centerwall/Delhi (теперь хорошо если в 12-м или 18-м поколении заботливой селекции) ценятся в родословных Бенгалов и дают сегодня победителей выставочных рингов с замечательными розетками, сиянием, шерстью, рисунками и характером.

В конце 1984 я сдала в аренду одного из моих ранних Бенгалов Греггу Кенту для его кошки F1 My Thai, которую он получил от ALC и обычного Египетского Мау. Он не регистрировал своих гибридов, поэтому я зарегистрировала My Thai в TICA и дала клички её родителям ради родословной. Таким образом Sergura Khan в родословных Миллвуд имеет другую кличку в линиях Lotsaspots. Позже я послала Индийского Мау Spilled Pills к кошке ALC Кента, её помёт из 5 кошечек показан на цветной вкладке. Грегг сделал свой выбор и я сохранила Heritage, Kenta, Kubla Kent, и Miss Tique. Эти линии, за исключением Kenta, теперь в основном утеряны. My Thai родила много девочек F2, но лишь некоторые из них когда-либо стали матерями. Её Gold Medal, тем не менее, стала известной производительницей линии, где проявляются белые животики, которые унаследовала и передаёт в Германии CH. M. Midas Touch.

В течение этих лет я получила серию красавцев котов ALC, большинство из которых игнорировало и домашних и бенгальских кошек. Один из них сожрал Liquid Amber к моему ужасу. Другой убил мою Индийскую Мау, на которую вскочил. Я не осмелилась повторять попытки. На вставке к теме ALC изображена Island, великолепная розеточная кошка, которая была конфискована властями в то время как находилась у кота ALC.

Потом прибыли CAMEO и KABUKI. Cameo Keepsake был наиболее дружелюбным ALC. Он разрешал незнакомцам ласкать себя, но его единственная дочь, к сожалению, не имела ни одного котёнка женского пола. Однако, кровная линия Kabuki ошеломительно сильная! Хотя он не был самым красивым из моих ALC, но он был колоритным котом, имел розетки и был очень по-мужски сильным! Приспосабливаясь к заводчикам, желавшим получить котят F1, Kabuki предлагался в открытом вольере любой подходящей бенгальской кошке. Он был редко не способен на контакт, т.к. воспитывался вместе с домашними котятами. Полученные с великолепными бенгальскими кошками первоначальных линий, его дочки из Миллвуда Patticake, ES Kalipurr, Mirror Mirror, Geisha Girl, Silk Kimono и другие были плодовитыми производительницами котят поколения F2, также плодовитыми и здоровыми. Наиболее ходовые родословные с линиями Миллвуд прослеживаются к Kabuki, включая Signature, Etching, Lisa Arvay's с красивыми розетками, Crystal Clear и SGC Millwood Shanara of Epsillon Дэвида Борна. Их кошка Crystal показана черезчур оранжевой в центре вставки. Она имела удивительную трёх-цветную шерсть... которая имела так или иначе безупречный шёлковый мягкий блеск. Это был не обычный поверхностный блеск, как это бывает, но некий глубокий, мне до того неизвестный. Увы, она погибла защищая свой самый первый из семи котят помёт от енотов, забравшихся через небрежно открытое окно.



---ЧТО УДАЛОСЬ ПОНЯТЬ---

Так много для истории. Что удалось понять за эти годы подъёмов и падений в глубины безграничного отчаяния, только взлетаешь к высотам творческого экстаза и назад? Здесь немного из того, что стоило бы упомянуть:

1) Наша, людей, жизнь тянется через борьбу к целям. Томаса Джефферсона, Билла Гейтса, Мартина Лютера Кинга, братьев Райт вели не деньги, ни воззвания, не «место в истории», а, скорее, мечта представить миру что-то новое, неизмеримо ценное. Наиболее успешные приглашали других следовать своей мечте и создавали нечто вместе, разделяя волнения и падения. Порода будет улучшаться и процветать так долго, сколько мы, заводчики бенгалов, будем разделять наши взгляды и успехи друг с другом без зависти, эгоизма или недоверия, чтобы мы могли разделить радость и восторг творчества, передающиеся и текущие от человека к человеку. Кто такое может сделать в одиночку?

2) Красота всегда одерживает победу, будь она чуственной, интеллектуальной, научной, математической или моральной. Правда в конечном счёте побеждает самых непреклонных критиков, хотя иногда на это требуются годы, десятилетия или столетия. Дарвин не боялся, что его не поймут, он просто написал книгу и позволил оппонентам делать из себя дураков, высмеивая его. Терпение и время- самое эффективное оружие против мучителей, которые могут быть в нашем случае законодателями или теми, кто на наших кошек навешивает ярлыки порочных и опасных. Однажды те же самые люди купят бенгалов для своих внуков!

3) Если более приземлено, теперь кажется очевидным, что происхождение наших кошек имеет значение. Не все F1 имеют равную ценность для развития породы, и, конечно, не все F2! Это ясно из истории Миллвуд, что вместе с использованием старых домашних кошек при получении F1, вносились огромные количества генетического хлама в ранние гибриды, это было продиктовано необходимостью использовать больше домашних котов для получения гибридов F2. Мы все получали неудачные результаты в помётах: сплошные окрасы, осветление, тикинг, длинная шерсть, полосы, неинтересный тип и др. Кровь Египетских Мау привнесла много не нужного, в других линиях бенгалов есть Бурма, Британские короткошёрстные, Абиссинцы, Оцикеты и кто-то ещё, неважно, у всех есть свои недостатки. Сегодня, по сравнению с тем временем, мы имеем множество красивых плодовитых котов и кошек, генотип которых гораздо более однородный.

Старание, терпение и кропотливая работа многих из наших заводчиков-подвижников, привели к освобождению кошек от большей части генетического хлама, и при возвращении их опять на базовых животных желательные гены ALC позволят усилить их красоту почти до совершенства.

Поэтому Каталог базовых кошек /Foundation Lookbook/ очень важен для определения не только уникально индивидуальных ALC, но также и привлечённых в разведение домашних. Они были строительными блоками для нашей великолепно развивающейся породы. Каждый современный селекционер, который вносит новую кровь ALC или домашних, несёт полный груз ответственности перед будущими поколениями за гены, которые добавляет.

 

(перевод Галины Вабищевич)

Jean Mill
1412 Covina Hills Rd.
Covina, California 91724
Telephone: 626-966-1839,
Fax 626-966-9773,

e-mail: millwood@mail.uia.net

 

SpyLOG
Наверх Авторский текст и перевод: Светлана Пономарева | Фото: В. Синицын, С. Пономарева | Дизайн: Наталья Телятникова