g
 

English version


На главную страницу
Наши новости
О питомнике
О породе
Котики
Кошечки
Котята
Фотогалерея
Наши планы
Гостевая книга


Птичий рынок. Жалко птичек...

С наступлением осени многие любители животных сталкиваются с одной и той же проблемой. За лето их любимцы «нагуливают» внеплановое потомство – не слишком породистых котяток и щенков. Продать их практически невозможно, поэтому приходится пристраивать в добрые руки. Кто-то раздает детенышей по знакомым, но многие предпочитают обращаться к профессиональным перекупщикам на знаменитом Птичьем рынке, которые за умеренную плату обещают найти котятам и щенкам добрых и отзывчивых хозяев. Однако расследование «Новых Известий» закончилось жутким открытием: в реальности зверей, которых не удалось «впарить» на рынке, просто убивают в ближайшей роще, которую так и называют – Лес мертвых. Защитники животных знают и имена перекупщиков, и их координаты, но поделать с ними ничего не могут – закон слишком мягок по отношению к тем, кто хладнокровно расправляется с беззащитными друзьями человека.

Большинство перекупщиков группируются вокруг нового Птичьего рынка на 14-м км МКАД. За этим местом давно тянется дурная слава. Около полугода назад Ольга Нефедова привезла на «Птичку» четырех котят – пристроить в добрые руки. Не успела она переступить порог рынка, как к ней подлетела бабка со словами: «Голубушка, ну что ты здесь целый день стоять-то будешь, замерзнешь небось. Давай я твоих котяток продам. Ты мне только денежку за услуги и на корм подкинь, и все будет ладненько».

Легковерная женщина согласилась. А поскольку погода была чудная, а автобусы ходили нечасто, пошла в соседний лесок прогуляться. Пройдя метров сто по тропинке, Ольга заметила в кустах картонный ящик. Подошла поближе и чуть не упала в обморок – коробка была доверху набита трупами котят. Других жертв «Птички» она нашла неподалеку: мертвые щенки в пакетах, клоки шерсти, перья, испачканные кровью картонки. Все стало ясно. Перекупщики брали за «устройство» животных по 100–200 рублей за голову: некоторых продавали за выходные, остальных, чтобы не кормить в течение недели, когда поток покупателей совсем небольшой, просто бросали в лесу на верную смерть. Женщина бросилась искать бабку, которой вручила своих котят. Но ее и след простыл.

Мексиканский тушкан

Практически каждые выходные в страшный лес возле «Птички» ездят активисты–защитники животных: ищут спасшихся котят, хоронят трупы мертвых щенков и птичек. В Интернете появился даже специальный сайт, посвященный перекупщикам и их жертвам. На нем сотни чудовищных историй. Оказывается, смерть от холода в лесу – еще не самое страшное. Перед тем как попасть туда, животным еще предстоит пережить страшные мучения.

«Щенков сажают в тесные ящики-переноски: по пять-шесть собачек от разных пометов. В одной и той же клетке они спят и гадят, песиков практически не кормят, – рассказывает «НИ» ветеринар Светлана Ивлева. – Такие условия создают прекрасную почву для распространения инфекции, в первую очередь энтерита и собачей чумы, а также появления паразитов и общего истощения организма. Чтобы можно было без проблем продать больных щенков, им вкалывают различные препараты – иммуностимуляторы и антитела, которые некоторое время поддерживают животное в «здоровом» состоянии. Но как только щенков покупают, а следовательно, перестают колоть, иммунитет резко идет на спад.

На третий–седьмой день животное становится вялым, у него могут начаться понос, рвота, появятся выделения из носа и, если вовремя не обратиться за помощью ветеринара, щенок может погибнуть».

Еще хуже приходиться котятам, попавшим в руки недобросовестных перекупщиков. Чтобы выдать обычных помойных мурзиков за породистых котов, их внешность подвергают существенным коррективам.

«Чаще всего черных котят красят в оранжевый или ярко-рыжий цвет, – рассказывает «НИ» любительница кошек Мария Бойко. – Краска наносится на 80% тела, темными остаются только мордочка, лапки и кончики хвостов.

Даже экзотические птицы, не нашедшие себе хозяина, рискуют окончить жизнь в Лесу мертвых.

Даже экзотические птицы, не нашедшие себе хозяина, рискуют окончить жизнь в Лесу мертвых.

Крашеных котят называют «гималайскими» и продают по завышенной цене – до 2000 рублей. На самом деле такой породы не существует вообще. Это такая же выдумка, как «мексиканский тушкан» Остапа Бендера, а продажа их является чистой воды мошенничеством. Но самое неприятное, что далеко не все котята переживают покраску, умирая от интоксикации. Буквально на днях ко мне попала такая «гималайская» кошечка: хозяева подкинули ее к ветеринарной лечебнице, сообразив, что лечение обойдется дороже, чем стоит само животное. Мы оказали котенку первую помощь, но было уже поздно: спасти его не удалось».

На старой «Птичке», которая располагалась на Таганке, ситуация, по общему признанию, была гораздо лучше: «Перекупщики, конечно, орудовали и там, – рассказывает нам жительница Таганского района Валерия Савина. – Но выкидывали животных не в глухой лес, а в окрестные подъезды, откуда щенков и котят разбирали сердобольные соседи. Животным давали хотя бы шанс на спасение».

По кругам ада

Пораженные такими рассказами, мы решили отправиться на легендарную «Птичку», чтобы взглянуть перекупщикам в лицо. С Ириной Бодровой, нашим персональным Вергилием-проводником, мы встретились у метро и сразу разговорились. Ирина – человек совершенно потрясающий. Треть своей зарплаты она тратит на передержку (грубо говоря, платит питомнику за содержание кошки или собаки) подобранных на улице или вырванных из рук перекупщиков животных и вот уже третьи выходные бродит по лесу возле рынка в поисках котят и щенков.

«Зрелище представится не из приятных. Так что лучше купить с собой что-нибудь выпить – для успокоения нервов», – предупредила Ирина, когда мы выходили из маршрутки возле «Птички». Обещанные ужасы не заставили себя ждать: у входа на рынок нас встретила бабушка с корзинкой котят. Наваленные кучей, они тряслись от холода и жались друг к дружке. Гладить животных мы не стали: у них в ушах были заметны клещи, значит, могут быть и блохи, и лишай. Заходим внутрь. Перекупщиков видно издалека по пропитым физиономиям и абсолютно неухоженным животным. Особенно запомнился шестимесячный стаффордширский терьер, изможденный настолько, что, казалось, он состоит только из ребер, обтянутых кожей. Пьяный в стельку «хозяин», привязавший несчастного пса за шею веревкой, просил за «кобеля в отличном состоянии» аж 200 долларов. Рядом в тесной клетке шириной не больше полуметра с гордой надписью «На охрану» сидели 12 щенков всех цветов и возрастов. Ни встать, ни сесть нормально в таком «домике» они не могли, поэтому активно чесались затекшими лапами, тряслись и скулили.

«Им же там тесно!» – возмущенно заявили мы торговцу.

«Что, жалко щеночка? Так купите – спасите животину. Всего пятьсот рублей за голову», – ухмыльнулся тот.

Две старушки осторожно заклеивали котятам ушки. «Страйтов за вислоухих будут выдавать, – пояснила Ирина. – Последние дороже, да и большей популярностью пользуются». О качестве пород вообще отдельный разговор. В коробке с табличкой «боксер» сидело неведомой масти животное с вытянутой мордой и кривыми лапами, а маленькие таксы больше напоминали бассетов. На просьбу предъявить документы перекупщики суетились и махали перед носом разноцветными бумажками, совершенно не похожими ни на родословную, ни на ветеринарное свидетельство.

В обход закона

Подходим к госветинспектору, заведующему ветеринарным участком Птичьего рынка Максиму Ивашкову. Тот только руками развел и оттарабанил: «Торговля животными, птицей и аквариумной рыбой на зооботанических рынках регламентирована постановлением правительства Москвы от 3 июля 2001 года за № 580-ПП, где в приложении № 2 к Правилам работы рынков в столице разъяснены требования к реализации данного вида товаров. Перед тем, как продавцы выставят к продаже животных, они обязаны предоставить нам ветеринарную справку, если речь идет о московских животных, или ветеринарное свидетельство, если они приехали из других регионов. В случае отсутствия замечаний по документам мы проводим осмотр живности на внешние проявления болезней, исследования на лишай, гельминты, если они не проведены ранее, и только после этого выдаем на день разрешение на торговлю на рынке».

 

По его словам, когда у покупателей возникают проблемы со щенками или котятами, они обращаются в ветеринарный участок. «В этом случае, – продолжил г-н Ивашков, – мы связываем их с продавцами и совместно решаем все проблемы. В выходные дни, когда на «Птичке» особенно много людей, в несанкционированных местах торговли появляются перекупщики живого товара, которые выдворяются администрацией и охраной рынка, но тут же появляются в других местах. Отследить их в такой массе народа очень сложно, да это и не входит в обязанности сотрудников ветеринарной службы. Поэтому перекупщикам иногда удается продать больных животных без необходимых документов. Наиболее надежным способом защититься от «дельцов» является осмотр только что купленного животного на ветеринарном участке, где дадут все необходимые рекомендации по его дальнейшему содержанию и по сохранению здоровья».

Лес мертвых

«Ну что, готовы? – спрашивает Ирина Бодрова. – Тогда пойдем в лес. Путешествие по кругам ада продолжается». Лес мертвых находится через дорогу от Птичьего рынка. Прямо возле тропинки валяются картонные коробки, помеченные надписью «Котята». Ящики плотно заклеены скотчем, но сбоку грубо разорваны. «Или животные сами пытались выбраться, или бомжи ими лакомились», – комментирует Ирина. Рядом с коробками разбросаны тряпки со следами опилок, шерсти и крови. Проходим еще несколько метров и натыкаемся на импровизированное кладбище: ряд маленьких горок земли – достаточных, чтобы погрести под собою нескольких котят или одного щенка.

Выходим к заросшему пруду в глубине леса, куда, по словам местных рыбаков, ночью толпами идут перекупщики животных с коробками. На поверхности вместе с опавшими листьями плавают разноцветные перья – точно не воробьиные. Шарим руками под мутной водой. На расстоянии полуметра нащупываем деревянный настил. На нем камень, к которому привязана веревка. Ира тянет за нее, и из воды показывается полиэтиленовый пакет с чем-то мягким и шерстяным внутри. Вытаскивать находку до конца мы не стали: и так было ясно, что никого живого в пакете нет. Тем более что к пруду подошла бабушка с мяукающей коробкой. Потопталась в кустах, заметила нас и растворилась в неизвестном направлении. «Спугнули», – выдохнула Ира.

Уже смеркалось, когда неподалеку послышалось жалобное мяуканье. После получаса поисков мы заметили на дереве маленькую кошечку. Животное было чрезвычайно запугано, истощено и испачкано. Забрав нечаянную находку, вышли из леса.

По дороге постучались на соседний пост ДПС. Гаишник, крайне агрессивно отреагировавший на предложение представиться и поговорить при включенном диктофоне, отвел нас в сторону и нервно зашептал: «Перекупщики действительно устраивают здесь могильник. Ночами лес орет: мяукает, лает, земля под ногами шевелится. Раньше все больше щенков выкидывали, так они к утру толпами к нам на пост бежали. Теперь меньше стало, выбрасывают в основном котят. Наши перекупщиков гоняют – да разве за всеми уследишь!»

В пресс-службе УВД Юго-Восточного административного округа «НИ» заверили, что сотрудники милиции района Капотня о Лесе мертвых знают и принимают все возможные меры: устраивают дополнительные рейды, штрафуют нарушителей. Словом, наводят порядок. Активисты, занимающиеся спасением животных, уверены, что, запуганные вниманием властей и появлением сайта в Интернете, перекупщики сейчас временно сменили место массового «выброса». Теперь коробки со щенками из разных пометов регулярно находят в районе нового кладбища под Дзержинском, а мешки с полуживыми котятами – недалеко от аэродрома Мячково. К слову сказать, обе эти точки находится в 15 минутах езды от пресловутой «Птички». Поэтому тот факт, что в Мертвом лесу ситуация улучшилась, вовсе не указывает на решение проблемы.

Черный список

Даже если перекупщиков удастся окончательно отвадить от Птичьего рынка, ситуация вряд ли изменится к лучшему. Неплановых котят и щенков все равно нужно будет пристраивать, и тогда горе-хозяева обратятся к многочисленным объявлениям в рекламных газетах. А это будет пострашнее Птичьего рынка. В черном списке, который передала «НИ» Ирина Бодрова, больше 100 фамилий перекупщиков, берущих животных, чтобы «пристроить их в добрые руки». Вот некоторые выдержки из страшного перечня: Валерий – шкуродел, Любовь Валентиновна – берет собак на дачу и бросает на голодную смерть, Слава – забил щенка, Вадим – скотоложство, Ольга Петровна – для опытов, Галя – съела собаку, Павлина Ивановна – сатанистка, жертвоприношение, Дима – шизофреник, убивает бультерьеров...

Доказать вину этих людей, а тем более привлечь их к уголовной ответственности фактически невозможно. Закон в отношении перекупщиков-живодеров слишком лоялен. Самый громкий случай произошел в 2001 году. Сотрудники ОВД «Отрадное» накрыли в одном из домов по Северному бульвару настоящую живодерню. В квартире стоял смрадный запах: пол, стены и потолок были забрызганы кровью, а в углу лежали еще теплые куски расчлененной собаки. Прежде чем убить животное, «мясники»-перекупщики долго измывались над жертвой, избивали, ломали кости. Пойманным за руку преступникам дали по году условно. А уже через пару лет они взялись за старое. Соседи подали повторное заявление в милицию, но разбирательство так ничем и не кончилось.

Безопасный секс

Единственным выходом из сложившейся ситуации большинство защитников животных видят в формировании у граждан России ответственного отношения к тем, кого приручили. «Перекупщики не будут иметь возможности развивать свой преступный бизнес, если их услугами перестанут пользоваться, – говорит «НИ» ветеринар Светлана Ивлева. – Для этого необходимо решить проблему непланового потомства у домашних любимцев. Пропаганде контрацепции животных нужно уделять не меньше внимания, чем безопасному сексу у людей. На данный момент многие хозяева отказываются кастрировать котов и псов, проецируя их страдания на себя. Но уже сегодня есть масса альтернативных методов предохранения. Скажем, кошек можно стерилизовать. Операция простейшая, животное сохраняет все свои сексуальные функции, но котят у нее уже никогда не будет. Другой вариант – ввести питомцу специальный препарат. Один укол, который может сделать даже сам хозяин – и полгода животное может иметь сексуальные контакты без возможности забеременеть».

P.S. Котенок, найденный нами в Лесу мертвых, в настоящий момент находится в питомнике и ждет своего нового хозяина.

Статья 245 Уголовного кодекса РФ «Жестокое обращение с животными»

1. Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы осужденного за период от одного до двух месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо неоднократно, наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет

 

SpyLOG
Наверх Авторский текст и перевод: Светлана Пономарева | Фото: В. Синицын, С. Пономарева | Дизайн: Наталья Телятникова